среда, 31 июля 2013 г.

Уда Саянская


Беспредельность Тофаларского неба в снегах бескрайности гор,
В них кочевая даль пространств без ощущения времени и остановок,
Зной синевы, отраженный в светлых мечтах, всходящих к облакам оленей,
Кочевая тропа тяжела, далека, в недвижном томлении скал и утесов,
Глотками жадно пьющая луна глубину хрустальных озерных зеркал,
В волнах расцвели россыпью звезды теплеющей загадочной тайной,
Ярче золота светятся на ветрах ленточки счастья далеких странствий,
Провожая с тоскою в глазах незапамятную бездну темных каньонов веков,
Но в разлуке с горной тайгой мигом туманным покажется дальняя вечность,
Встречая в недосягаемо дальней выси кометы, олени помнят гор бесконечность.

"Уда Саянская. Тофалария".( род Кара-Чогду.). Тофалары (Тофы).
Русин Сергей Николаевич
Тофалария - Большой Саян

      Ленточки странствий на фоне эпох. Тофалария - Тыва

      Регион проведения проекта:
Россия, Иркутская область, Нижнеудинский район, Тофалария.
с. Нерха – р. Джуглым - р. Уда – с. Алыгджер – р. Кара-Бурень - Дургомжинские гольцы – р. Шибит – р. Утхум - р. Ия Саянская - хребет Большой Саян (Пограничный) - исток реки Додот Республика Тыва.

      Цель проекта: экспедиция по древним горно-таежным тропам и стоянкам таежных кочевых оленеводов и охотников, в уникальные, труднодоступные, малопосещаемые районы. Совершаемое из Тофаларии в высокогорную тундру вершин Саян Республики Тыва. Рассказать об удивительном и прекрасном. Создание живописных актуальных сюжетов в жанровых сценах повседневной жизни кочевых таежников. Создание художественных произведений о Северном олене из редкой популяции лесного подвида находящегося на грани исчезновения и занесенного в Красную книгу.
Посвящен проект замечательным датам, в 2014 году будет отмечаться 100-летие единения Тувы и России, основания г. Кызыла и 70-летие вхождения в состав СССР. 17 августа 1944 года VII сессия Малого Хурала ТНР приняла декларацию о вхождении Тувинской Народной Республики в состав СССР и обратилась с ходатайством в Верховный Совет СССР принять ТНР в состав СССР. Экспедиция может быть рассмотрена, как пешеходное путешествие по кочевым горно-таежным оленеводческим тропам, совершаемое таежниками ежегодно летом из Тофаларии в Белогорье в высокогорную тундру в вершинах Саян Республики Тыва. Ленточки Джалама, из шёлковой материи – при встрече дарить друг другу в знак уважения и пожелания счастья.

      Краткая информация о проекте:
Познание окружающего мира и пропаганда географических знаний. Пропаганда красоты редких видов животных природного комплекса Центральных Саян. Привлечь внимание общественности к уникальности традиционного образа жизни кочевых таежных оленеводов и охотников Тофаларии, самого малочисленного народа на планете Земля. Пробуждать интерес учеников к познанию своего края и вдохновлять на творчество и участие в Международных конкурсах-выставках «Красная книга глазами детей» и «Мифы Сибири». Творческим трудом отметить 70-летие вхождения Тувы в состав СССР и по заветам отцов и дедов, уметь дружить и помогать друг другу. Поддерживать межнациональный мир и межконфессиональное согласие. Учить детей беззаветно служить своему Отечеству. Мы должны быть достойны прекрасного наследия! Должны ответственно относиться к судьбе республики Тыва и родной Тофаларии, как и наши предшественники.

      Содержание работ по проекту:
Исследование и создание актуальных сюжетов жизни таежников. Краеведческие и этнокультурные экскурсии в таежные поселки, родовые охотничьи угодья и стойбища в высокогорной тундре в вершинах Саян, участие в этнографических мероприятиях, поиск древних троп и памятников культурного наследия. Погружение в культуру и быт направленные на создание нового знания в ходе полевых исследований. Наблюдать охотничьи обряды добывания удачи и обычаи бережного отношения к охотничьим угодьям. Сбор первичной информации и осмысление, что служит основой для творческой работы.

вторник, 30 июля 2013 г.

Хан


Вершин зубцами поддерживая бездонный небосвод,
В снегах, в камнях и мхах, где вперемешку свет и тень,
Причудливые, как мечты бредут бескрайними хребтами горы,
Бесстрашно встречая красоту летающих в дали планет,
Кочует по тропе, где гаснет луч зари, высокая луна,
В звездной снежной седине, вглядываясь в пропасть,
Рассматривает сквозь сырой туман стада оленей,
Глазами отражающих блеск блуждающих бродяг комет.

"Хан. Тофалария".(род Чогду.). Тофалары (Тофы).
Художник Русин Сергей Николаевич
Тофалария - Большой Саян

      Ленточки странствий на фоне эпох. Тофалария - Тыва

      На протяжении тысячелетий занимаясь кочевым таежным оленеводством северного типа и охотничьим промыслом, таежники Тофалари и Республики Тыва жили и кочевали рядом по своим охотничьим угодьям и оленеводческим пастбищам высокогорной тундры в вершинах Саян. Это мужественные народы, давно обживший суровые Центральные Саяны, и успешно борющийся с неласковой природой горной страны. По заветам отцов и дедов, умеют жить и помогать друг другу, поддерживать межнациональный мир и межконфессиональное согласие. Таежники беззаветно любят горно-таежные пространства, сохраняя охотничьи обряды добывания удачи и обычаи бережного отношения к охотничьим угодьям и создали общую, свою уникальную и неповторимую культуру, как материальную, так и духовную.

      Ленточки Джалама часто встречаются в культурной жизни таежных кочевых оленеводов и охотников Центральных Саян. Джалама - ленты из шёлковой или другой цветной материи – повязывают на деревья, в священных местах уважая духов предков и призвания удачи во время перекочевки или отъезда на охоту.

      Жених подносит невесте ленточки Джалама в чуме родителей. А невеста, прибыв к жениху привязывала красную ленту к шесту чума у входа. К шестам нового чума тоже прикреплялся ленточки Джалама. Взаимные подарки кочевников лентами друг другу при встрече в малонаселенных горно-таежных пространствах считалось обязательным в знак уважения и пожелания счастья и добрых намерений. Эти ритуальные куски цветной материи украшали амулеты, одежду и имели магическую силу, служили в качестве оберегов.

      Места привязывания ленточек выбирались не случайно, где духи себя доброжелательно проявили. Такие места выделяли как почитаемое место. Сюда приезжают для проведения обрядов добывания промысловой удачи и сохранения охотничьих угодий. Совершая подношения на перевалах, ленты повязывают на дерево возле обо, ожидая хорошей погоды. Подвязывая ленты у опасных бродов через горные реки, таежники надеются, что их желания, мольбы о счастливой тропе осуществятся и будут услышаны. Когда ветер колышет ленточки Джалама, тот, кто ее повесил, посылает свои молитвы небесам, даже если он в это время занят хозяйственными делами или отдыхает. Привязывая ленты на почитаемых вершинах, кочевой оленевод выражает дань уважения духу местности и обращается к нему с просьбой о покровительстве, просят удачи и загадывает желание о кочевом счастье. Сохранился ритуал привязывания лоскутов ленточек к шее посвященных оленей. В июле стоит стадо на золотисто -рододендровом участке горной тундры в Белогорье, где оленевод бережет своих оленей. В летнее солнцестояние совершается обряд посвящения Хозяину Гор самого сильного и красивого оленя. Под звучание Хомуса оленю на шею вешается ремешок, к которому привязывает разноцветные ленточки Джалама и просят оберегать стадо оленей. Сколько ленточек у Посвященного Оленя, столько и оленей в стаде. Посвященного Оленя называют Солнечным или Хор, на этом олене запрещено ездить верхом, перевозить грузы и спиливать ему рога. Ходит Посвященный Олень красивый и свободный по высокогорной тундре в вершинах Саян и вольные ветры развивают цветные ленточки вокруг его шеи, напоминая лучи солнца.

      Амулеты с лентами воспринималось, как воплощение духа предка, реальное отражение его жизненной энергии. На них изображался тотем Черный Гусь. Ими, обмениваясь в знак примирения и дружбы. Ленты подносят в развернутом виде на ладонях обеих рук, это означает, что все благие пожелания направлены уважаемому человеку. Принимают ленты также почтительно, обеими руками. Принимающий должен поклониться, касаясь их лбом, затем может накинуть на шею или сложить и убрать за пазуху к сердцу. Нельзя выбрасывать ленты, это осквернение жизненной энергии. Потому ленты хранят, чтобы не потерять.

      Преподносят кочевые таежники ленточки Джалама на Суглане и по любому праздничному поводу, на юбилее, на свадьбе, рождении ребенка, окончании школы, прибытие или отъезд родственников, почетному гостю. В таких счастливых случаях преподносят яркие праздничные ленты счастья. Такие ленточки символизируют награду, поздравление и свидетельствуют, что оленевод желает заручиться дружеской поддержкой или ожидает помощи. Русину Сергею Николаевичу торжественно преподнесли ленточки в знак уважения, путешествующие из Тувы по Тофаларии члены семьи, потомки знаменитого рассказчика преданий и мифов Андалаева, хранителя языка из рода Чогду. Чтобы ленточки напоминали художнику о красоте обычаев в прекрасных Центральных Саянах – Крае бездонного неба. .

понедельник, 29 июля 2013 г.

Иссыг-Суг


Проплывая облака, купаются в озерной глади зеркала,
Разлитого чудесной чашей среди мхов и скал отвесных,
И нет следов на тропах и нет движения в глади вод,
Бродяги олени и тучи кочуют в серебристом отражении,
Пленяют душу красотой светлыми мечами мгновениями,
Луна светится сквозь облака, оставляя след, золотя воду,
Падая звезды, оставляют борозды бескрайность дали,
Жемчужные тропы в прозрачной глубине бездонной.

"Иссыг-Суг. Тофалария".(род Чогду.). Тофалары (Тофы).
Художник Русин Сергей Николаевич
Тофалария - Большой Саян

      Ленточка горностая. Тофалария

      Чогду с собакой Акколлом кочевали с высокогорной тундры в родовую тайгу. Осталось в пути пять дневных переходов по заболоченным моховым и каменистым тропам. Но погода портилась, и устав от непрерывных дождей они остановились на привал в зимовье. Избушка была проездная, в ней таежники решили отдохнуть, высушить одежду. Впереди кочевого таежника ждали опасные броды с большой водой и закрытые туманом сложные перевалы. Необходимо переждать дожди. Чогду вскипятил чай, поужинал и лег спать. Отдохнуть не получилось. В темноте по Чогду начали бегать мыши. Кажется, их было бессчетное количество. Бегали они везде и в разных направлениях, по столу, стенам, рукам и лицу Чогду. Он в ужасе вскочил и зажег свечу. Мыши бегать перестали, но с шумом ковырялись в котелках сложенных в углу избушки. Чогду затошнило. Он просидел всю ночь за столом, рассматривая пламя свечи, погрузившись в воспоминания.

      Родовая тайга Чогду была богата кедровыми деревьями, и достаточно в ней было мышей. В избушке Чогду их жило еще больше. Мыши портили продукты, не давали спать и отдохнуть и сильно огорчали Чогду. Однажды Чогду заметил перемены. В его зимовье поселилось небольшое, но крайне агрессивное и жестокое животное к мышиному семейству. Зверек проверял все в домике и вокруг него. Кусты, траву, вывороченные корни деревьев, полые бревна, норы грызунов. Во время охоты он исследовал каждую щель, часто останавливался, нюхал воздух и становился на задние лапки, чтобы дотянуться до места, где находились мыши. У зверька было длинное тело, как ленточка, с короткими ногами, заостренной мордочкой, небольшими ушами. Глаза напоминали черные бусинки черники. Мех белоснежный, а кончик хвоста окрашен в черный цвет. Чогду пришел в восторг. Счастливый случай, под полом зимовья в укромной норе, устроил себе логово горностай. Гибкое тело позволило горностаю двигаться быстро по избушке, так по поверхности земли, снежному покрову, так и по подземным норам. На охоту хищник выходил ночью, а объектом охоты чаще всего становились мыши. Горностай приближается к беспокойному грызуну на минимально возможное расстояние, после чего делал молниеносный бросок, цепляясь зубами в жертву. Имея острое обоняние, зрение, слух и осязание, он часто охотиться и под снегом вокруг избушки, выслеживая мелких грызунов.

      Чогду приходилось содержать положительные эмоции, что рядом с ним в зимовье живет абсолютно дикий братишка. Чогду присмотрелся к нему, зверек не был больным или раненым, но побаивался Чогду и всячески избегает встреч с Акколлом и спасался от ненужного внимания и на расстоянии чувствовал себя в безопасности. Злобны и агрессии он не проявлял. Чогду привязал охотничью собаку Акколла, недалеко от зимовья запретив ему трогать горностая. Сам он не стремился устанавливать контакт со зверьком и не добивался его расположения, и избегал резких движений и шумов. Проявляя осторожность, Чогду не пугал зверька и насильно не ловил его, а старался подчеркнуть, что они друзья, одной крови. Чогду искренне нравился подвижный дикарь, очистивший зимовье от мышей.

      Прошел месяц Чогду и Акколл и горностай стали привыкать друг к другу. Зверек перестал сторониться. Не смущаясь, чистюля по хозяйски нежился у теплой печки. Горностай оказался общительным, но не позволял брать себя в руки. Чогду не видел перспективные для приручения зверька, старался не отучать его от естественной таежной среды обитания и не подкармливал его лакомствами. Свою недоеденную пищу, он отдавал Акколлу. Как правило, зверьки очень быстро привыкают к пище людей и словно по часам ждут очередной порции. При завтраке, дикарь спокойно сидел рядом с таежником, рассматривая и обнюхивая мед, как лакомство, но проявляя осторожность, не выхватывал пищу и не запрыгивал на стол и колени, выпрашивая пищу. Чогду запретил себе давать пищу зверьку из рук. Он хорошо помним, если угостить один раз вареным мясом, это испортит дикаря.

      Приближалась весна. Закончился сезон зимней охоты и Чогду с Акколлом стали собирать вещи, чтобы кочевать в высокогорную тундру в вершины Центральных Саян. Зверек полинял и его мех стал темно-бурым. Он сидел на крыше зимовья и внимательно наблюдал за таежниками. Из глаз, очень черных бусинок, капали слезы. Очень смышленый зверек хорошо чувствовал отношение к себе и грустил о временном расставании. Молчаливый Чогду, рукой растер сухую слезу по обветренным щекам и поставил Джàлама на двери зимовья. То есть на двери навесил цветные шелковые ленточки. Каждый кочевой таежник проезжая мимо, взглянув на ленты, сразу поймет, в зимовье живет братишка горностай из дикой природы и к нему относится необходимо с уважением.

воскресенье, 28 июля 2013 г.

Чуглым


Над вершиной солнцестояние при высокой луне,
Прозрачной акварелью, освящая тундры ягель,
В переплетение троп кочующих оленей к перевалам,
Родится небосвода братишка вольный ветер,
Посвистывая расстояния между частями света.
Величие камней нагромождение нам не преграда,
И ледниковых глыб ущелья мокрый полумрак,
Раскрыв сердца, мы приближаем горизонт мечты,
Открытым взором, измеряя неизвестность тайны Тофа,
Ленточки счастья расплетая тонкой тенью на грани веков.

"Чуглым. Тофалария".(род Чогду.). Тофалары (Тофы).
Русин Сергей Николаевич
Тофалария - Большой Саян

      Ленточка запрет. Тофалария

      Тропа извилистой линией взбираясь по тальвегу пониженных участков красивой долины заросшей карликовой березкой и кедровым стлаником, вдоль горных отрогов с обрывистыми краями восточного склона хребта. Подымаясь ближе к верху, забирая к скальным уступам, по правому берегу Жимолостной реки. Повернув в правый ключ, вывела Чогду и его собаку Акколла в небольшое по длине ущелье. С трудом пройдя по скользким камням ущелья, Чогду оказался в уютной долине окруженной синими скалами. Над головой висело бездонное небо, окруженное горными массивами. Очаровательное высокогорное место находилось в котловине, и отличалась окружающую ее моховой с мерзлою подпочвой, болотной с железной рудой и сухой тундрой. В верхней части ущелье пологое, это тундра, поросшая Саган-Дайля, с каменными россыпями и снежниками. Чогду любовался редко посещаемой таежниками тундрянной глушью, настоящим медвежьим углом, называемым «Урочище Ягодная Тундра». В диком уголке, не затронутом цивилизацией, жило несколько семей медведей.

      Чогду был охотник из народа Карагасов – Черных Гусей и умел находить общий язык и хорошо ладить с диким миром. Ощущая себя членом единой таежной семьи. Со многими животными он рос рядом и воспитывался с самого детства и воспринимал их основателями родовой охотничьей традиции. Между ним и животными существовала, невидима таинственная связь, которая позволяла ему видеть мир не таким, каким его видят большинство гордских людей. Род Чогду имел тотемных сородичей, мифических прародителей, предков и братишек всех таежников. В этом гармоничном мире, между Чогду и зверями духами-охранителями существовала настоящая крепкая дружба.

      Сегодня Чогду рассмотрел тропу самого умного и сильного хищника в Центральных Саянах, чьё поведение было похожим на поведение людей, близким и понятным таежникам, жившим в дикой природе. Чогду привлекала способность медведей пережидать холод и голод сурового зимнего времени, проводя треть жизни в спячке. Чогду внимательно рассматривал места, где медведь устраивает берлоги. Чогду осматривал естественные ниши и пещеры. Его заинтересовал вход в расщелину, у которого рос крупный стланиковый кедр, ветками прикрывающими вход. Чогду осторожно подошел ближе и заглянул внутрь расщелины. Это была берлога. Лежка в расщелине имела вид крупной чаши и располагалась несколько выше входа на подстилке из веток кустарника, осыпавшейся хвои и сухой травы. Такие берлоги, для таежников рода Чогду, были чем-то вроде живой кладовой мяса и жира и использовались в зимнее время для спасения от голода и напастей.

      Основной корм у медведя, в Центральных Саянах, молодые побеги трав, их луковицы и корневища. Он раскапывает норы полевок и охотится в местах отела оленей. Питаясь в основном растительным кормом, тем не менее, нападает и на копытных. Мощный, неторопливый, добродушный медведь раскапывал и кладовые ореха, норы бурундука. Охотно поедал и падаль, заваливая ее ветками и камнями. В поисках корма медведь все лето будет широко кочевать, отдыхая как во временных, так и постоянных убежищах, в зависимости от урожая кедрового ореха. В местах с хорошими укрытиями и хорошим обзором на скалах с нишами, у кедров на крутых склонах, но осенью, накопив жир, вернется в уютную берлогу. По истлевшей траве Чогду понял, что берлога использовалась многократно и зверь зимой вернется сюда.

      Чогду о медведях знал всё и почтительно хранил и совершенствовал медвежьи обряды добывания удачи. Добыча медведя он начинал с поиска будущих берлог родоначальника и сопровождал свои действия очищающими душу обрядами. Чогду хорошо помнил, что медведь прежде был небесным существом, наделённым высшими качествами, но позже спущен небесной птицей на землю за ослушание и попытку пугать небесных жителей, чтобы карать таежников берущих лишнее с тайги. Собака Акколл обнюхала берлогу и убежала. Собака была молодая, и Чогду обучал ее охоте. Она еще позволяла себе много играть. Акколл встретил медвежонка, он капризничал и плохо себя вел и далеко ушел от мамы, а встретив Акколла, стал играть с ним. Акколл заигравшись, унес его с собой. Через пять минут, Акколл прижав уши, пулей вернулся к Чогду у берлоги. Зубами, он держал маленького медвежонка. Медвежонок, был похож на бурый шарик с блестящими черными глазами. Он детски игриво пищал. Следом, ломая сучки и разбрасывая россыпи камней, яростно рыча, бежала огромная медведица. Чогду на мгновение, остолбенел от неожиданности, и быстро выхватив котелок, стал колотить в него камнем. Акколл не отпуская медвежонка, побежал еще быстрее по склону горы вокруг берлоги. Мама медведица, не отставая, следовала за ними. Чогду колотил камнем в котелок, а вокруг него описывали круги его охотничья собака с медвежонком в зубах и догонявшая их медведица мама. Через несколько кругов собака устала и бросила медвежонка. Мамочка медведица выбилась из сил, и тяжело дыша, подошла к малышу, тщательно облизала, пожурив, чтобы не удалялся от нее далеко. Ласково обняла, терпеливо прощая все проказы малыша. Аккуратно, она взяла зубами малыша за шкирку и хорошенько встряхнула его. Медвежонок жалобно заскулил. Медленно восстанавливая силы, понесла его, через заросли Саган – Дайля, в нагромождения камней горного массива. До Чогду долго доносилось ворчание медведицы, что она серьезно займется воспитанием своего непоседы. Акколл опустив голову, подошел и виновато прижался к ногам Чогду. Чогду спрятал котелок, сделал выговор Акколлу за несерьезную выходку. Он не стал отчитать и шлёпать, а попросил его быть серьезней, ведь он Тофаларская лайка, настоящая охотничья собака, а не цирковая. Акколл внимательно выслушал, преданно всматриваясь в глаза друга. Признав своё поведение отвратительным, он виновато ходил вокруг. Чогду сначала делал вид, что не замечает Акколла, но вскоре сердце его оттаяло, и он нежно обнял его.

      Почтительно привязал красную ленточку на ветке кедра у входа в берлогу, выражая дань уважения к предку медведю и к духу местности и обращаясь к нему с просьбой и желанием, чтобы эту берлогу никто не беспокоил. Цветная ленточка говорила, что здесь берлога медведицы с медвежонком и воспринималась, как место духа предка, реальное воплощение его жизненной энергии. Зимой, увидев яркую ленточку табу-запрет у берлоги, люди обойдут ее, не тронув малыша и не взяв с тайги лишнего. Чогду продолжал очищающие обряды, представляя мысленно все этапы зимней добычи медведя. Повторяя слова прощения при снятии медвежьей шубы с братишки, как снятие человеческой одежды. Представлял вкушение жира медведя всеми родственниками и последующее его растворение в людях. С мыслями о зимнем медвежьем празднике своего рода, Чогду кочевал далее по высокогорной тундре, в поисках нового урочища с берлогой огромного медведя отца.

суббота, 27 июля 2013 г.

Кадыр-Ос


В белизне ослепительных гор и тундры цветочных ковров,
Водопадов, стен ледяных и бескрайнего неба пространства,
В торжественной вечности кочуют олени бесконечной тропой,
И суть для них ясна, достичь высот гольцов небесных,
И в поисках чудесной точки, где сверкает снега отражение,
Среди туманов утренних, ливневых дожей, болот, камней,
Неумолимой нитью на подъеме терпеливо поглощая счастье,
Преобразится в очертания множество оттенков драгоценных.

"Кадыр-Ос. Тофалария".(род Чогду.). Тофалары (Тофы).
Русин Сергей Николаевич
Тофалария - Большой Саян

пятница, 26 июля 2013 г.

Кара-Бурень


Ленточки Счастья у Обо на фоне холодной зари,
Оживляют розовеющий небосвод с акварельной луной,
Горный воздух на перевале прозрачен и звонок,
Праздником в сердце стучится заветный рай,
В трещинах губы от свежей соли ягелем сохнут,
Вдыхая с плывущими облаками кедровый аромат,
Выступают из синей мглы покрытые снегом осколки скалы,
В пестрых просветах сквозь туманы солнечного дня.

"Кара-Бурень. Тофалария".(род Чогду.). Тофалары (Тофы).
Художник Русин Сергей Николаевич
Тофалария - Большой Саян

четверг, 25 июля 2013 г.

Сайлыг


Вдоль каменной гряды по снежникам и болотище,
Олени по тропе на затяжном подъеме три часа,
А впереди отсчитывая метры, поглядывая вдаль,
Прилипли к перевалу и хмурятся сердито облака,
И медленно спускаясь, плотно дует сильный ветер,
Нашептывая: «Братишки, время на стоянку становиться».
Под скалой в уютном месте олени легли на привал,
В надежде, что сквозь тучи солнышко прорвется.

"Сайлыг. Тофалария".(род Чогду.). Тофалары (Тофы).
Русин Сергей Николаевич
Тофалария - Большой Саян

      Ленточки Судьбы. Тофалария

      Кочующие таежники соблюдали запреты на то, чтобы будить спящего человека. Гуляющая рядом со звездами и кометами нежная душа не успеет вернуться в тело. Солнце встало, но Чогду крепко спал. Во время сна видел себя на родовом стойбище в высокогорной тундре в вершинах Центральных Саян. Он был не один. Счастливая пара бродила, по красивой долине окруженной высокими седыми горами. Это был особенный, замкнутый, не доступный посторонним городским людям мир. В наземном покрове господствовали черника и брусника. Кедровый стланик совместно с рододендроном золотистым покрывал берега в устье реки. Свежий, дерзкий аромат альпийских цветов наполнял всю долину, делая воздухом сладким и прозрачным, как хрусталь. На обоих склонах хребтов окружающих долину, местами залегали снега. Снег таял постепенно и стекал многочисленными ручейками. Крутые склоны, занятые скалами и каменными россыпями, покрывались серебристыми накипными лишайниками. Между камней на прогреваемых солнцем склонах, виднелись кустарники и поля цветов. Каменные россыпи с вершин спускались вниз по склону, заходя в лесной пояс. Истинный мир свободы.

      Во сне Чогду видел себя и подругу Хаш. Они рыбачили, охотились и собирали ягоду. Она была одета в длинное темно синее платье, с нашитыми по верхнему краю полосками меха рыси, под ними в один ряд висели клыки кабарги. Рукава украшала повязка и с короткими жгутиками, переходящими в кисточки на кончиках. На густые черные волосы, был одет головной убор в виде широкой налобной повязки. Сзади, с затылка, от повязки развивались доходящие до пояса две красные ленты. Костюм в целом изображал птицу. Чогду осторожно и внимательно ходил рядом с Хаш. Стараясь не наступать в тень юной девушки. Внимательно рассматривал ее отражение в воде, стараясь понять чистоту сердце подруги. Говорил ей ласковые слова. Темные, как угольки глаза девушки светились. Таяли сердца в улыбках. На губах вкус смородины. Рядом с девушкой он чувствовал себя единой частью таежного мира, наравне с другими живыми существами и понимал, что они сотворены для счастья: Они вместе смотрели на горы Саян, в небо и веселились. Небесный свод давно так ярок не был. Ритм их сердец тесно бился с общими потоками пролетающих птиц и с жизнью таежного рода. Чогду осознал, что он живет и действует благодаря их единству, а присутствие девушки давало ему неизмеримую энергию.

      Формально весна хорошо подходила для заключения брака. Ухаживание он начал, не нарушая таежного обычая. Подарил девушке ленточки Джалама. Показывая, что с удовольствием сватает полюбившую девушку. На девушку похожую, на небесную птицу надел на шею красную шелковую ленточку и подвязал к ней три цветные ленточки и отправился вместе с ней к чуму родителей ее рода. Совершать ритуал поклонения жениха и невесты луне и солнцу. Они призывали небесные светила в свидетели, они приносили таежную присягу на верность и помощь в супружестве. Ритуал длился долго. Каждый член рода разговаривал с Золотом солнца до его заката. Ждал восход Серебряной луны и повторял ритуал перед ликом светящимся в таинственной темноте звездного неба. Невеста обещала почитать родовые горы Чогду, реки, ключи, стойбища, обо на перевалах, оленей и чумы. Обещала не здороваться за руку с мужчинами из другого рода, не поворачиваться к ним спиной, не показываться перед сверстниками без причины. Они вживались в сверхъестественные связи своих душ и светил, определяя свое отношение к природе, бережному сохранению охотничьих угодий, к таежной культуре и быту в будущем. Утром, проявляя уважение, Чогду обратился к отцу и матери невесты с просьбой отдать Хаш ему в жены. Родители приняли ленточки из рук Чогду почтительно обеими руками. Принимая равнозначно яркие ленты, поклонились, касаясь их лбом, затем убрали на хранение в родовом чуме, чтобы не потерять, а взамен отдали ему дочь.

      После выхода девушки замуж вступил обычай ставить новый чум. И весь род принялся за работу. А невеста, прибыв к жениху в новое жилище, привязывала красную ленту, символ жизни, к шесту у входа. Прикрепляя ленточку Джалама, она загадала сокровенное желание. Чогду прочувствовал вкус светлых перемен, и неожиданно проснулся. Над головой среди шестов чума и синего неба на постоянных привесках, сделанным в виде жгутов, раскачивались, привязанные временные красные ленточки из шелковой ткани, долго наблюдая которые, можно узнать свою судьбу.